Журналам быть!

В настоящее время многие издательские дома используют различные платформы для продвижения своего продукта. В этом случае велика вероятность возникновения конкуренции между разными площадками одного бренда, что хуже того – одно СМИ способно стать могильщиком для другого. Насколько же велика вероятность подобного развития ситуации? И как избежать таких коллизий?

От заката до…

Буквально тридцать лет назад роль могильщика бумажных СМИ отводилась телевидению. По мнению известного мирового гуру в сфере издательского бизнеса Самира Хусни, несмотря на эти прогнозы, журналов, например, становится все больше и больше, и их аудитория по-прежнему велика. Они продолжают выдавать внушительный объем информации, сохраняя и развивая отношения с читателями.

Посмотрим на российские реалии. Тот же «Русский репортер» ежегодно увеличивает читательскую аудиторию на 15 % и, по словам Виталия Лейбина, стотысячный тираж на такую страну по сравнению с немецким аналогом Stern, имеющим миллионную аудиторию, это не так уж и много. И у издания еще все впереди. Значит, проблема не в бумаге, а в том, нужна ли читателю именно эта «бумага», необходим ли такой продукт или вполне можно обойтись без него. И в этой связи хочется вновь обратиться к Самиру Хусни. «К сожалению, мы сами создали себе проблему, потому что перестали продвигать свою отрасль. Если бы мы столько сил и средств тратили на развитие печатных СМИ, сколько было вложено в Интернет, сегодня мы бы получили в два, три раза больший доход, чем тот, который мы имеем, занимаясь развитием веб-сайтов», – сказал он. И с этим трудно не согласиться. У российских СМИ есть некоторый люфт, и они пока не поздно могут начать учиться на ошибках других. Но почему-то многие идут по проторенному западному пути.

Нередко от редакторов российских изданий можно услышать: «Краткую версию статьи опубликуем в журнале, а полную в Сети (бесплатно!)».
Да, Интернет более емок, но стоит ли так обесценивать свой труд? Тогда, может быть, за полный вариант попытаться хотя бы взять деньги? Но пока речи об этом нет. Итак, видимо, читатель, как истинный гурман, должен прочитать (посмотреть и послушать) обо всем в Сети, а после этого еще и купить журнал. Так как мы имеем дело с умными людьми, рассчитывать на это не приходится.

Конец света?

Совсем недавно все человечество обсуждало эту злободневную тему. И почему-то с нетерпением ожидало 2012 г. и связанного с ним конца света. Кстати, напомним, 2012 г. был не единственной «мертвой точкой» в истории человечества, но все прежние вехи мы благополучно пережили. У печатных СМИ теперь тоже есть свой «конец света», который связывают с наступлением эры Интернета. Так попробуем же посмотреть «врагу» в лицо. Так ли он страшен?

Для многих издательств Сеть уже давно стала еще одной платформой для продвижения печатного СМИ. Гораздо реже подобные издания выделяются в самостоятельный проект. И что касается доходов от рекламы в Интернете, то пока для многих СМИ они не настолько велики, чтобы забросить далеко на полку бумажный продукт и наслаждаться дивидендами от электронных версий. Увы и ах!

Что подтверждает и Самир Хусни: «Однажды мы совершили ошибку, за которую сейчас приходится расплачиваться. Я спросил у издателя Scientific American: «Брукс, вы такой творческий человек – создатель ежемесячного научного журнала. Вам правда понадобилось 10 лет, чтобы понять, что бесплатно – это не самая хорошая бизнес-модель? Что предлагать свой материал бесплатно в Интернете и брать деньги за него в печати – неправильно?» Он посмотрел на меня и ответил: «Самир, вы правы, мы – люди творческие, но никто не говорил, что мы умные. Мы были глупцами, когда стали делать это». Потом он сказал мне, что ХХI век для него начался 1 января 2010 г., потому что первое десятилетие этого века мы просто выбросили в мусорную корзину. Издатели девальвировали контент. Если вам что-то отдают бесплатно, вряд ли вы это оцените. Журналы потеряли клиентов, вместо того чтобы концентрироваться на них. 10 лет они жертвовали печатными изданиями во имя продвижения цифровых. В каждом журнале можно было увидеть: подробности на сайте. Я только что заплатил 5 долларов за печатное издание, вы меня отсылаете к подробностям еще и бесплатным? И я не только получаю то, за что заплатил, а еще дополнительную информацию. Тратя центы, доллары, евро, издатели ничего не получали взамен. Считалось, что с увеличением трафика и кликов, в Интернет нахлынут рекламодатели, но ничего подобного не произошло».

О странностях любви

Увы, рекламодатели по-прежнему любят бумагу. Причин тому несколько. Во-первых, время владения бумажной версией гораздо больше, чем время чтения или просмотра статьи в Сети. Во-вторых, реклама в Интернете навязчива (и от нее не избавишься, просто перевернув страницу). Баннеры и всплывающие окна мешают чтению и чаще всего раздражают, нежели вызывают интерес читателя к продукту. В-третьих, Сеть изначально воспринимается человеком как нечто несерьезное, чему можно верить, но с некоторой оглядкой. К бумаге же больше доверия (вполне возможно, что это характерно в основном для России). В-четвертых, у людей пока еще сохранилась привычка читать бумажную прессу. В-пятых, мы – ужасные собственники, и нам всегда приятно иметь свой собственный журнал и приятно осознавать, что даже реклама, опубликованная там, она только для нас. Согласитесь, когда все для всех – это уже не так интересно. Да и потом, если человек потратил достаточно времени, да и средств на то, чтобы стать обладателем того или иного СМИ, он будет всегда относиться к нему несколько иначе, чем к бесплатному продукту в Сети. Рекламодатели – тоже читатели. Почему же они должны относиться к бумаге иначе, чем мы?

Интернет и деньги

Итак, эти два понятия оказались и не такими уж и совместимыми, когда речь зашла о СМИ. Как отмечает Виталий Лейбин, «Комсомольская правда» получает 10 % доходов от Интернета. И это довольно приличный показатель. Те же норвежские и шведские издатели могут похвастать доходами с Сети 7 % в среднем. «Насколько я помню, блестящий сайт журнала Time в последнее время не был прибыльным вовсе. Люди десятилетиями вкладывались в то, что было заведомо убыточно!», – отмечает он.

Попробуем представить, что вся реклама перейдет в Интернет, кому же достанутся эти деньги? Интеграторам, поисковым системам. А что достанется редакциям? И на какие средства они будут жить? Уже сейчас надо искать схемы, при которых можно будет за счет Интернета компенсировать возможные потери в бумаге.

И теперь мы подходим, пожалуй, к самому главному – к монетизации контента в Сети. В конце концов, если не удастся заработать на рекламе в Интернете, то почему бы этого не сделать на информации. Но готовы ли люди платить за этот контент? Однозначного ответа нет.

По данным Фонда «Общественное мнение», платить за просмотр или скачивание информации готовы лишь четверть интернет-пользователей (24 %). Абсолютная цифра примерно в 13 млн человек демонстрирует, что даже такой незначительной доли достаточно для создания масштабного рынка платного контента в Сети. При этом 29 % пользователей расстанутся с деньгами ради высокого качества (скорее всего, речь идет о видео — и аудио — информации), еще 20 % – ради надежности и безопасности. Из-за уважения к труду автора и закону платить готовы 11 % (этот пункт больше подходит для СМИ) и 9 % пользователей.

Самым главным барьером для потребления платного легального контента в Интернете оказывается финансовый аспект. Примерно каждый десятый (13 %) интернет-пользователь, заявивший о том, что не намерен отдавать свои кровные за легальный контент в Сети, объясняет свою позицию тем, что не видит смысла платить за то, что можно найти бесплатно. Еще 9 % считают, что достаточным является факт оплаты доступа к Сети. Таким образом, СМИ придется рассчитывать все-таки на 11 % из четверти, которые, естественно, растворятся в Интернете, выбирая площадки по своим интересам.

Related posts

Leave a Comment